Двойной тулуп

Я — Егору:

— Это — фигура высшего пилотажа.

Жена:

— У кого? У меня?

Двойной тулуп

Привет! \o/

Егор (со сна, открывая дверь и заваливаясь медведем к нам в комнату):

— Я вовремя?

(похлопывая по пузу)

— Я пить хочу.

 

https://domovoi.click/wordpress/2016/06/29/1822

6 жестоких истин, которые сделают вас лучше

Страдания — это удобно. Вот почему многие люди предпочитают именно их. Счастье требует усилий.

// David Wong

«В благополучной стране человек может прожить сто лет, не пройдя ни через одно серьёзное испытание, а стало быть, так и не узнав, что он собой представляет и каков он на прочность.»
// Борис Акунин. «Внеклассное чтение»

Мой нежно любимый детектив

— Прекратите реветь! Глупое занятие. Тем более — под дождём.

***

— Героями бывают секунду, а порядочным человеком нужно быть всю жизнь.

***

— Человек не должен быть один. Особенно в тумане.

// «Мой нежно любимый детектив»

Клоунское Бешенство

— Все клоуны пьют. Надо же как-то отходить после тяжёлой работы с детьми.

***

— Как клоуны размножаются?

 

// Дуглас Коупленд. «Джей-Под»

 

Егорка.1

Гога-мама:

— Жил такой медведь — Винни-Пух. Что он больше всего любил?

Егорка:

— Пятачка.

Гога-мама:

— А есть он что больше всего любил?

Егорка:

— Макароны.

 

Разбираю архивы

Кризис среднего возраста

Наталья Воронцова-Юрьева

Старею. Не девочка уж. Под глазами морщины.
Стал голос спокойней, и тверже — командные нотки.
Ты знаешь, смешно, но мне нравиться стали мужчины
И узкие платья, и черные, в сетку, колготки.

Стал голос спокойней: Нет, он все, конечно, такой же —
Красивый, грудной, сексуальный, волнующий, певчий, —
Но, видишь ли, нотки командные все-таки тверже,
И значит, чему-то во мне не становится легче.

Старею, ты знаешь: Нет, как это все-таки странно —
Так странно! — за сорок вдруг взяло и перевалило!
Да, да, понимаю, еще хороша и желанна:
Нет, нет, я не спорю, за сорок — еще не могила,

Но все же, но все же: Но в том-то вся правда и ужас,
Но в том-то и суть, что я меньшему стала — не рада.
Сойти и за тридцать, подкрасившись и поднатужась, —
Оно-то, конечно: И, в общем, при случае надо:

Старею. Не веришь? Взгляни. Это даже не глупость —
Не скрыть, не пресечь, не списать на пустяк и ошибку.
И дело не в этом, что тело теряет упругость,
И вовсе не в том, что лицо потеряло улыбку,

А просто: ну, как бы ясней?.. Все, как есть, принимаю,
И, знаешь, плевать, и не больно, не страшно, не стыдно.
Старею. (Старею!..) Все вижу и все понимаю.
Обидно? Да вряд ли. (Вот видишь, — уже не обидно.)

Вот видишь. Вот видишь: А ты говоришь, — быть поэтом!
Быть равной средь первых! — какая поэзия, к черту?!
Поэзия — это невинность. Не стоит об этом.
Поэзия — это наивность. Не будем о мертвом .

Открытая книга.1

…мне все мерещилось, что он сейчас скажет: «Свистать всех наверх», и все полезут куда то наверх и будут торопливо делать что то морское.
// Вениамин Каверин «Открытая книга»

Прописные истины доктора Быкова

Часы — это вещь интимная. Как трусы у моряка: один раз — и на всю жизнь! // «Интерны»